четверг, 17 апреля 2014 г.

Обитаемый остров

Выбор детского сада или школы для ребенка всегда непрост для родителей. Если же речь идет о малыше с особыми потребностями, задача усложняется стократно. Как быть, например, с ребенком, интеллект которого в норме, но психические или поведенческие особенности требуют особого подхода?

Мальчишка лет четырех подпрыгивает у витрины магазина, хаотично размахивает руками, что-то тихонько рассказывает сам себе. Проходящая мимо пожилая женщина укоризненно качает головой, обращается к мальчику: «Ну что ж ты так вертишься?! Мамка-то, наверно, не справляется с тобойМальчик на секунду замирает, оборачивается в поисках матери и продолжает крутиться. Мать обнимает сына за плечи, прижимает к себе: «Он никому не мешает, верноЖенщина пожимает плечами: «Мы же не на необитаемом острове живем. Воспитывать детей надо! Наплачетесь потом...»


Особые потребности или ограниченные возможности?


«Особые потребности», а если употреблять более резкий и понятный термин – «ограниченные возможности» ребенкане всегда проявляются и диагностируются с самого рождения. Аутистов и детей, страдающих расстройствами аутического спектра, ребят с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, с задержкой психомоторного или речевого развития на первый и поверхностный взгляд сложно выделить из общей массы. Их странное или «нежелательное» поведение часто списывается посторонними на недостаток воспитания или родительского внимания, в то время как речь идет об особенностях развития, отклонениях от «нормы». Эти дети нуждаются в особом подходе, который обычный детский сад или школа часто не в состоянии гарантировать.


Как правило, специалисты рекомендуют отдавать детей с подобными диагнозами в детсадовские группы выравнивания, которые многие по-старинке называют «логопедическими», хотя на данный момент в таких группах учатся не только дети с речевыми проблемами.


В таллиннском детском саду «Мустакиви», с которым мы активно сотрудничаем в рамках цикла статей об особых детях, с осени тоже работает группа выравнивания. Здесь меня встречают два педагога и логопед.

«Наши детизамечательные! – говорит педагог группы выравнивания Гузель Махмутова. – Но надо очень хорошо понимать, что это не совсем обычные дети. Это дети особенные, их нетипичное поведение связано не с избалованностью или, наоборот, с заброшенностью, а с психологическими особенностями, с их диагнозами. Если говорить прямым текстом, такой ребенок кричит или не сидит на месте не потому, что он плохо воспитан, а потому что он не может иначе».


Сейчас в группе выравнивания в садике «Мустакиви» учатся 14 ребят в возрасте от двух до семи лет. Только половина из них «логопедические». «Работать с такими ребятами, конечно, непросто, тем более с учетом поведенческих и личностных особенностей, – рассказывает логопед Альбина Бюркланд. – Но мы разбиваем их на группыпо схожим диагнозам и поведениюстараемся, чтобы одни не мешали другим. Даже несмотря на то, что группа большая, им все равно здесь лучше, чем в обычной, где один воспитатель на 25 человек».

«Очень большая проблема с родителями, многие из которых до последнего открещиваются от группы выравнивания. Особенно это касается таких детей, чей диагноз на первый взгляд неочевиден. Думают, мол, выровняется, само пройдет. Как же такмой ребенок будет средипсиховучиться... Но не пройдет оно само, без особого подхода. И чем раньше ребенок попадет в группу выравнивания, тем больше шансов добиться хороших результатов», – добавляет педагог Светлана Пуровец.

«А после посещения группы выравнивания многие действительно могут идти в обычные школы, в обычные классы. И в элитные школы тоже, кстати, поступают. Они же умнички, дети наши. И поэтому такое отношение к ним со стороны общества очень обидно, – рассказывает Гузель. – Да даже тут, в саду, был случай: вышли на прогулку, а мальчишка какой-то из обычной группы и говорит: „А, вот и эти... ненормальные пришли!“ Ну откуда такое отношение?! Явно из дома...» – сетует Гузель.

И тут я сразу вспоминаю, как совсем недавно на одном из детских форумов мама «не совсем обычного» ребенка спрашивала совета о группах выравнивания. Надо было видеть, какие комментарии на нее посыпались от мам обычных детейначиная с того, что там учатся исключительно агрессивные аутисты, и заканчивая лаконичным «в эти группы набирают сброд со всего садика». После таких заявлений любые комментарии о терпимости нашего общества кажутся излишними.

Пограничный ребенок

«Привет! Меня зовут Родион», – из-за толстых стекол очков на меня смотрят очень взрослые глаза. Родион веселый, общительный шестилетний мальчик, он обожает музыку, причем тексты полюбившихся песен запоминает с первого раза. Кроме того, он уже сейчас неплохо разбирается в машиностроении: знает, как устроен двигатель автомобиля и как работают все его детали, до мельчайших подробностей. Родионтак называемый пограничный ребенок: сохранный умственно, но очень нуждающийся в индивидуальном подходе.

«Их должно было родиться двое, – рассказывает мама Родиона Юлия. – Но близнец Родиона умер, когда я была на девятой неделе беременности. Родион родился очень маленьким, но в рамках допустимого. До года мы с ним два раза лежали в больнице. И, что странно, в больнице никто мне не сказал, что он почти совсем ничего не видит».

В полтора года выяснилось, что у Родиона серьезный дефект зрения. К двум с половиной годам ему было сделано две операции на глазах, обе в Москвев Эстонии слишком длинные очереди. Примерно тогда же, в два с половиной года, подозрения Юлии начали подтверждаться: слабое зрение Родионасамая маленькая проблема. Мальчикдругой, не такой, как все.
И тем не менее Родион пошел в обычную группу обычного детского сада. До четырех лет все было просто замечательно: умненький парень на лету схватывал новые знания и усваивал новые модели поведения. Прогресс шел семимильными шагами. «Я даже думала, вот какая я крутая, как все хорошо продумала, что не отдала его в группу выравнивания», – горько улыбается Юлия. Кстати, отдать Родиона в обычную группу рекомендовали и специалисты.

Проблемы начались в пять лет, когда в садике началась подготовка к школе. «Родион не может сидеть на месте дольше пяти минут, плохо держит внимание и не может выполнять команды, – рассказывает Юлия. – Его иногда надо лишний раз взять за ручку, больше тратить времени на объяснения, а в обычной группе с этим никто возиться не будет. К тому же дети в этом возрасте уже начали понимать, что мой сын не такой, как все, а дети бывают жестоки».

Кончилось тем, что мальчик стал изгоем, к нему относились, как к дурачку. Начался регресс, и Юлия забрала ребенка из сада. «Я сейчас понимаю, что после четырех лет надо было переводить его в группу выравнивания, – рассказывает Юлия. – Но в эти группы теперь уже длинные очереди».
На носу школа, и Юлия просто не знает, как быть. Психиатр выдал рекомендацию, что Родион должен учиться в маленьком классе (до четырех человек). Но проблема в том, что обычные школы не особенно стремятся открывать маленькие классы для новичков. Остается только один вариантЛаснамяэская основная школа, та самая «школа на Юмера», как ее часто называют.

«Ничего плохого про школу сказать не могу, и здорово, что они набирают малые классы уже для первоклашек, – говорит Юлия. – Но школа сама по себе большая, мой сверхчувствительный к звукам ребенок там просто сойдет с ума».

А так ли страшен черт?

Ласнамяэская основная школа работает с детьми, которые испытывают трудности в обучении. Это школа с основными классами до 12 учеников, малыми классами до 4-х человек и классами на одного ученика. Всего малых классов в школе 30. Дети приходят в школу по решению консультационной комиссии.

На данный момент это единственная школа в Таллинне, которая гарантированно принимает в малые классы первоклашек с нового учебного года.

Обучение в малых классах происходит по государственной, а не по упрощенной программе, в соответствии с которой у этих детей норма занятий – 20 часов в неделю.

На каждого ребенка составляется индивидуальный план обучения в зависимости от его потребностей и по договоренности с родителями. «Наша школа отличается от других школ тем, что имеет свою расширенную опорную систему, и все педагоги школы получили дополнительное образование по специальной педагогике, чтобы оказывать помощь каждому ученику: психологическую, учебную и коррекционную», – рассказывает координатор учебных программ Ирина Леонова.

«Плюс, на базе школы работает масса кружков, все бесплатныетут тебе и театральный, и музыкальный, и кружок инфотехнологий», – добавляет организатор внеклассной работы Роман Кобылинский.

Длительность урока в малом классе обычная – 45 минут. С классом работает учитель, в начальной школе также и помощник педагога.

«Конечно, хорошо было бы, если бы в каждом классе был помощник педагога, но у нас их всего девять, поэтому они работают только в начальной школе», – говорит директор Алла Золотова.
Дети учатся в комфортных условиях: летом 2013 года кабинеты были реконструированы под малые классы.

Спрашиваю про шум на переменах: школа немаленькая и даже если в малом классе гарантирована тишина, то как быть с переменами? «Да, – соглашается Золотова, – эта проблема существует, хотя младшие и старшие классы у нас обучаются на разных этажах».

«Но эта проблема не стоит так остро, как в обычных школах: перемены для ребят у нас игровые и занимаются ими учителя-предметники. То есть ребята постоянно под наблюдением педагогов, и никакой беготни и хаоса на переменах у нас нет», – говорит Роман Кобылинский.

«Еще одна проблема: эти дети очень тяжело привыкают ко всему новому, период адаптации к школе занимает около двух месяцев. Поэтому лучше, чтоб таких деток сразу приводили к нам. Чтобы не приходилось привыкать к школе заново», – сетует Леонова.

«Детьми, которые испытывают трудности в обучении, мы занимаемся давно. Имеем большой опыт работы с ребятами, которым по тем или иным причинам трудно находиться в больших классах, поэтому двери нашей школы открыты для всех детей, родители которых заметили, что их ребенокособый, не такой, как все. И пусть родители не волнуютсяпервоклашек возьмем всех! Вот сколько будет желающих, столько классов и откроем», – подытоживает Золотова.

* * *
Мама и ее продолжающий подпрыгивать сын отходят от витрины магазина. Глядя на их удаляющиеся тени, так трогательно держащиеся за руки, думаю о том, как мало в нашем обществе терпимости и понимания к другим, как мало желания принять то, что не вписывается в общие рамки. Пророчество пожилой женщины сбудется: они еще наплачутся. Наш остров, увы, обитаем.

Комментарий

Милена Погодаева, председатель Таллиннской детской консультационной комиссии и спецпедагог-консультант Таллиннского учебно-консультационного центра:

Давайте сразу расставим точки над i: если речь идет о детях с особыми потребностями, это означает, что эти потребности, по возможности, должны быть удовлетворены школой или детским садом. Никто не запрещает отдавать ребенка в обычный класс общеобразовательной школы. Другое дело, получит ли он там необходимую помощь и поддержку в достаточном объеме, будет ли чувствовать себя комфортно? К сожалению, часто ответ на этот вопрос отрицательный.

Какие варианты для обучения и поддержки детей с особыми потребностями существуют?

Во-первых, если имеются предпосылки, можно ходатайствовать об отсрочке от школы на год. Речь идет о детях, неготовых к школе эмоционально, по состоянию здоровья, в силу поведенческих проблем и психологических особенностей. Ходатайство об отсрочке удовлетворяет детская консультационная комиссия. При вынесении решения члены комиссии, – а это специалисты в области спецпедагогики, логопедии, психологии, социальной педагогики, – принимают во внимание прежде всего представленные заключения и рекомендации специалистов из области медицины. Это может быть и семейный врач, и более узкий специалист, смотря в чем проблема ребенка.

Абсолютное большинство ходатайств удовлетворяется.
Во-вторых, ученик с особыми потребностями может обучаться в малом классе (до 4-х учащихся). Для поступления в такой класс необходима рекомендация все той же комиссии.

В малых классах учатся дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью, с расстройствами аутистического спектра или дети, у которых выявлены вредные зависимости. Для родителей ребенка решение комиссии носит рекомендательный характер. То есть ребенок может продолжить учиться в своей школе, имея право на получение индивидуальной помощи и поддержки со стороны учебного заведения. Обычно их предоставляют как учителя, так и представители школьных опорных систем: спецпедагог, логопед, психолог, социальный педагог. Хочу обратить внимание на то, что если родитель ребенка согласен с решением консультационной комиссии, для школы это решение носит уже не рекомендательный, а обязательный характер. Имеется в виду, что школа должна организовать поддержку и помощь учащемуся с особыми потребностями, используя все свои возможности.

В-третьих, если специалисты выявили у ученика наличие трудностей в обучении в школе, такому ученику консультационная комиссия может порекомендовать класс для учащихся с трудностями в учебе. Комплект учеников в таких классах – 12 человек.

На данный момент в Таллинне есть несколько школ, в которых организованы малые классы. Как правило, школы открывают эти классы для своих же учащихся, о поведенческих проблемах и психических особенностях которых стало известно уже после того, как они поступили в школу. Консультативная комиссия не может обязать школу открыть такой класс, а у школ часто не хватает на это ресурсов. Будущих первоклассников, обучающихся по государственной программе основной школы, которым рекомендовано обучение в малых классах, на данный момент гарантированно принимает Ласнамяэская основная школа. В каких еще школах будут открыты малые классы для первоклассников, станет ясно ближе к лету.

Справка «ДД»:
Школы, с русским языком обучения, в которых на данный момент есть малые классы (Таллинн)
Гуманитарная гимназия Эхте – 2 малых класса;
Ласнамяэская основная школа – 30 малых классов;
53-я средняя школа – 8 малых классов;
Мустамяэская реальная гимназия – 1 малый класс;
Гимназия Паэ – 1 малый класс;
Гимназия Паэкааре – 5 малых классов;
Гимназия Раннику – 5 малых классов;
Тынисмяэская реальная школа – 1 малый класс.
Группа поддержки родителей при Таллиннской палате людей с ограниченными возможностями: тел. 5567 2585, kogemus@tallinnakoda.ee

автор: Женя Волохонская

Postimees.ru